Сочинение по Тексту Нагибина Нас Было Четверо


Уважаемый посетитель, по ссылке выше можно скачать Сочинение по Тексту Нагибина Нас Было Четверо. Скачивание доступно на компьютер и телефон через торрент.

Сочинение по Тексту Нагибина Нас Было Четверо

Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.

Перу писателя Юрия Марковича Нагибина принадлежат такие произведения, как «Трубка», «Чистый пруд», «Зимний дуб». В предлагаемом вниманию читателя тексте автор поднимает проблему подвига.

Сборник идеальных эссе по обществознанию

С болью в сердце рассказчик сообщает о судьбе Павла, героически павшего в боях за Москву, сгоревшего в огне, не желая сдаться в плен. О Николае, погибшем у Ильменя, его мать узнала в госпитале от раненого бойца.

Яркое эмоциональное повествование о судьбах четырех московских друзей, об их путях позволяет убедить читателя в том, что победа в Великой Отечественной войне ковалась результатом подвигов людей нашей огромной страны. Автор считает, что подвиг — это героический поступок, совершенный в трудных условиях.

Сочинение по тексту Ю.М.Нагибина.

Да, я согласен с мнением Юрия Марковича Нагибина. Подвиг — это мужественный поступок, когда человек, подавляя в себе страх, совершает почти невозможное. На такие действия, я думаю, способны люди долга и чести. Понятие подвиг, наверно, тесно связано с такими понятиями, как мужество, самоотдача, смелость и сила воли. Убежден, что героями не рождаются, ими становятся, с самых малых лет формируя характер. А для этого нужно расти трудолюбивым, добросовестным, умеющим ценить не только свою жизнь, но и окружающих.

Важно
Но это не значит, что ослабли связующие нас нити. (15)Каждое более или менее значительное событие в жизни одного из нас как-то само собой собирало всех вместе.(16)В последний раз мы встретились 22 июня 1941 года. (17)Мы знали, что это будет последняя наша встреча, и молчали. (18)Тень вечности скользнула над нашим столом. (19)У Бориса детски дрожали пухлые губы. (20)Павел опустил голову, он мог многого добиться в жизни, но, беспощадный к себе, он не ждал пощады от судьбы.(21)О судьбе своих товарищей я узнал, вернувшись после контузии зимой сорок третьего года в Москву.(22)Дома меня ждало письмо от Бориса. (23)Он писал: (24)«Я стал такой злой и упрямый, а мне всё злости мало. (25)Хочу знать всё про вас: кто живой, а кто пал от руки фашистов, чтоб и за эти жизни взять с них ответ». (26)Я написал Борису, что знал.(27)Павел пал в боях за Москву. (28)Его имя значилось в коротенькой заметке Информбюро. (29)Там сообщалось об упорном бое, разгоревшемся в селе Н. между группой советских бойцов во главе с младшим лейтенантом Аршанским и ротой немецких автоматчиков. (З0)Советские воины, отрезанные от своей части, засели в здании сельсовета и в течение нескольких часов отражали атаки немцев. (31)В конце концов немцам удалось поджечь деревянное строение. (32)Советские воины предпочли погибнуть в огне, нежели сдаться в плен.(ЗЗ)Заметка была написана в обычном тоне: кратко, сухо, без подробностей.

Сочинение егэ по тексту ю. нагибина

Но я, для которого младший лейтенант Аршанский был соратником по Чистопрудным боям, очень хорошо представил, как всё это происходило. (35)Да, вот о таких, как Павел, разбился характер новоявленных тевтонов.(36)О судьбе Коли я узнал несколько позже. (37)Оказалось, он никогда не был на Волховском фронте. (38)Он погиб у Ильменя. (39) В один из московских госпиталей прибыл его товарищ, однокашник, который был с ним в последнем бою. (40)И последнее, что он видел, перед тем как его ранили, был Николай, тащивший на спине раненого товарища.(41)Мать Николая, пришедшая вместе со мной в госпиталь, спросила почему-то раненого, видел ли он лицо Николая в этот момент. (42)Нет, сказал тот, товарищ, которого тащил Николай, был очень велик и грузен. (43)Коля так согнулся под тяжестью его тела, что лицом едва не касался снега.(44)Коля был маленьким и тщедушным. (45)Я помню: сумка с провизией или туго набитый ученический портфель казались ему немалой тяжестью, и он поминутно перекладывал ношу из руки в руку. (46)Я бы нисколько не удивился, услышав о самом невероятном его подвиге. (47)Его беспечной дерзости хватило бы на любое отважное деяние. (48)Но рассказ раненого поразил меня: то, что сделал Николай, было сверх его физической силы.(49)Иначе сложилась судьба Бориса. (50)Он прошёл до конца весь беспримерный путь русского солдата. (51)Убитый под Ельней, он воскрес под Молодечно. (52)Он брал Варшаву и, оплаканный матерью в дни штурма Кёнигсберга, прислал ей весть из-под Кюстрина.

Четырежды раненный, дважды контуженный, дважды объявленный погибшим, он брал Берлин, и не его вина, если он не был в числе тех, кто поднял знамя над горящим рейхстагом.(По Ю. Нагибину *)* Юрий Маркович Нагибин (1920—1994) — российский писатель, прозаик, журналист, корреспондент. Учился во ВГИКе на сценарном факультете, окончить который не удалось: напарюсь война. Тема войны, впечатления, воспоминания впоследствии нашли отражение в его военных рассказах. После окончания войны занимался журналистикой, но не оставлял работы над прозой: рассказы «Трубка», «Зимний дуб» были очень популярны.В середине 50-х годов один за другим выходят сборники рассказов «Человек и дорога», «Чистые пруды», «Далёкое и близкое», «Ранней весной». В 1980-е Нагибин пишет цикл рассказов о «великих» (Гете, Бах, Тютчев, Лесков и др.).Много сил Нагибин отдал кино, написав сценарии таких известных фильмов, как «Председатель», «Директор», «Красная палатка», «Чайковский», «Ночной гость» и др.

Семи-восьмилетним мальчишкой я увлекался «Тремя мушкетёрами» Дюма. (2)Пухлый том с волнующей эмблемой в виде мушкетёрского плаща, скрещенных шпаг и широкополой шляпы — первая книга, которую я сам прочитал. (3)Я уже знал многих писателей; Диккенса, Скотта, Купера. (4)Их читала мне мама. (5)Я любил эти чтения вслух, но глубокая прелесть книг, когда прочитанное так сплетается с самой жизнью, что уж не знаешь, где жизнь, а где вымысел, открылась мне впервые, когда я сам прочитал «Трёх мушкетёров».


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *